Светлый праздник в традициях и обычаях Печать E-mail

Навечерие

Вигилия - от латинского "vigilo" (бодрствовать, не спать, бдеть), ср. "vigil" (бодрствующий; караульный, страж), от которого и итальянское.
Был древний обычай предварять богослужения больших праздников всенощными бдениями, которые обозначались латинским словом "vigilia". Со временем эти бдения стали ограничиваться только вечером и постепенно трансформировались в сравнительно короткие богослужения. И если первоначально слово "vigilia" применялось только к вечеру и ночи, открывавшим собой большой праздник (а Пасхальную Ночь св. Августин назвал "матерью всех святых бдений" - "mater omnium sanctarum vigiliarum", см. Проповедь 219: PL 38, 1366), то - по мере смещения богослужения на вечер кануна праздника - сам день накануне большого праздника стал называться "вигилией" (прямое соответствие в церк.-слав. и рус. традициях - "нАвечерие", хотя сейчас мы предпочитаем произностить "навечЕрие"; навечерие Рождества и Крещения Господня по-русски принято называть "сочельником").

Ёлка

Никто не знает наверняка, где, как и когда зародился обычай устраивать рождественскую елку.  Кто-то выводит его родословную из средневековых мистерий, кто-то уверен, что эта традиция связанна с личностью известного реформатора Мартина Лютера, кто-то утверждает, что рождественская елка появилась на свет лишь в XIX веке в Германии. Как бы там ни было, нам теперь просто невозможно представить  радостные и добрые зимние праздники без этого вечнозеленого дерева. Мы с недоумением пожимаем плечами и с грустью смотрим на обитателей стран, где не растет лесная красавица ель или же ее сестра сосна: «Как же они бедные Рождество и Новый год справляют»?
Однако русская родословная елки известна достаточно хорошо. На Руси ель как атрибут зимних праздников появилась при Петре I. 20 декабря 1699 года вернувшийся из-за границы царь-реформатор издал указ, которым предписал: вести летоисчисление не от сотворения мира, а от Рождества Христова; первым днем нового года считать не 1 сентября, а 1 января; а также в честь Нового года зажигать огни, пускать ракеты и «украшать дома от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых». После смерти Петра елку совсем забыли и вернули ее к жизни лишь в XIX веке обосновавшиеся в Петербурге немцы, продолжавшие и на новой родине соблюдать обычаи своей страны. В итоге, на рубеже 1840-х годов последовал необычайный елочный ажиотаж. Мода на «немецкое нововведение», захватившая сначала обитателей состоятельных домов, а затем и все население столицы, подкреплялась и безумной популярностью немецкой литературы, а прежде всего Гофмана, чьи «елочные тексты» (например «Щелкунчик») просто-напросто захватили умы россиян. Первая «публичная» елка была устроена в уже 1852 году в Екатерингофском вокзале. А затем ель совершенно завоевала и всю Россию, став к концу XIX века обычным явлением и непременным атрибутом Рождества.
Кстати загадки зимней красавицы не ограничиваются временем ее появления.  Толкования смысла рождественской елки тоже различны. Одни уверенны, что елка – это символ райского дерева жизни, доступа к которому, из-за своего непослушания, некогда лишились Адам и Ева, но родившийся в иудейском городке Спаситель вновь открыл для  каждого верующего двери вечной жизни, благодаря древу голгофского креста. Другие считают, что традиция устанавливать елки перед Рождеством основывается на одном из мессианских текстов Ветхого Завета: «И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его» (Ис, 11;1). Кто-то же рассказывает красивую легенду о том, что от холодных зимних ветров вход в пещеру с Младенцем Иисусом  закрыла именно елочка, которая, кстати, увы,  не растет в Палестине. Однако, думается, что не стоит искать в этих толкованиях противоречий, они скорее дополняют друг друга, хотя и заставляют порой улыбнуться.
По давней традиции на верхушке рождественской елки укрепляют звезду, разумеется, не в память о красных пятиконечных символах, украшающих кремлевские  башни в нашей столице, а в память о Вифлеемской звезде, указавшей волхвам с Востока путь к яслям Богомладенца. Разноцветные елочные шары, радующие глаз, как на дереве, так и на прилавках магазинов, связаны с традицией украшения сухих веток фруктами, поучительно показывающей, что мы не можем приносить плода сами собою, но лишь прибывая во Христе. Притаившиеся среди зеленых лап фигурки поющих ангелов, пастухов и овечек напоминают нам о событиях святой ночи, произошедших недалеко от Вифлеема. На них же намекают и висящие на ветвях колокольчики, подобные тем, которые надевают на своих подопечных пастухи. Так же не случайно украшается елка и горящими свечами или фонариками, их прообразами являются огни костров и звезды, светившие для Вифлеемских пастырей в ту поистине великую ночь.
Надо сказать, что есть и другие вечнозеленые растения, используемые в рождественских праздниках. Особенно любимы среди них омела и остролист. В Норвегии и Швеции деревце остролиста известно как «Христовы шипы», потому что острые листья напоминают о терновом венце, а красные ягодки похожи на капли крови из ран на челе Спасителя. Иногда говорят, что английское слово «холли» – остролист, происходит от слова «холи» – святой.
Именно в Англии появился и очаровательный обычай, распространившийся теперь во многих странах. Состоит он в том, что на одной из стен комнаты, где собираются празднующие Рождество, подвешивается веточка омелы, и всякий раз, когда влюбленные оказываются под ней, они нежно целуются, причем после каждого поцелуя юноша срывает ягодку с ветки; когда ягоды заканчиваются, заканчиваются, увы, и поцелуи. Может, именно поэтому веточка омелы является символом любви и дружбы?
До появления рождественской елки главным рождественским украшением в Германии и северной Европе считалась рождественская пирамида. Это было деревянное сооружение в форме пирамиды, обвешанное растительностью и украшениями. Подарки или сладости ставили на полки пирамиды. С ростом популярности рождественской  елки функции рождественской пирамиды перешли рождественской елке.

Ясли

В большинстве стран Рождественские праздники просто немыслимы без яслей, или, как их еще именуют, вертепа. В слове «вертеп» страшного мало – по-славянски оно означает всего-навсего пещеру. Но в славянском мы не сильны и вертеп у нас все же чаще ассоциируется с разбойниками или домом терпимости, чем с Младенцем Иисусом. Так что, может, лучше использовать слово ясли?
Однако, что же кроме детского воспитательного учреждения за ним скрывается? Рождественские ясли – это  вырезанные из дерева, сделанные из стекла или пластмассы фигурки, изображающие сцену Рождества Христова.  Существует мнение, что впервые ясли соорудил святой Франциск Ассизский 25 декабря 1223 года, в итальянском селении называемом Греччо. Однако это не совсем верно. Как утверждают историки, ясли появились еще в V веке, однако они не были столь популярны и устанавливались лишь в некоторых монастырях. Именно Франциск и его братья принесли обычаю устраивать рождественские ясли поистине вселенскую  популярность. Рассказ о том, как Божий Бедняк – Франциск впервые построил ясли, мы можем прочитать в его Житии, написанном Фомой Челянским.
«И вот приблизился день радости, время пения настало. Из разных мест созваны были братья; мужчины и женщины, жившие в этой земле, все, кто только мог, с радостью в душе готовили светильники и факелы, чтобы осветить ночь, в которую звезда наиярчайшая осветила все дни и годы. Пришел в то место святой Божий и, обнаружив, что все уже готово, возрадовался. Приготовлены были уже ясли, несли сено, вели вола и осла. Прославлялась простота целомудренная, возвеличивалась бедность, и Греччо обратился в новый Вифлеем. Ночь светла была как день, прекрасна и для людей, и для животных. Собирались люди, необычной радостью приветствуя необычайное таинство. Запели братья, воздавая должную хвалу Богу, и вся ночь откликнулась ликованием.
И вновь умножились дары, ниспосланные Господом, что и подтвердило видение, бывшее одному мужу, достойному уважения. А именно: привиделось ему, будто в яслях лежит совсем маленький мальчик и вроде бы неживой, а святой Божий, склонившись над ним, пытается разбудить его, чтобы тот очнулся от глубочайшего сна. И вполне разумным кажется нам это видение, ведь младенец Иисус забыт во многих сердцах как мертвый, и в этих сердцах, по милости самого Младенца и подвигами раба его святого Франциска, Он был оживлен и возвращен набожной памяти.
Так завершилось с радостью это празднество, и каждый с веселием возвратился к себе домой».
Шли годы и века, теперь ясли в период радостных рождественских праздников украшают не только церкви, но и дома большинства христиан. Где-то они ютятся под елкой, где-то они занимают целую комнату. Кто-то покупает их в магазине, кто-то мастерит своими руками, каждый год, добавляя новую фигурку к композиции, передаваемой из поколения в поколение, привнося в нее что-то новое. Кстати именно ясли помогают нам как-то ближе пережить события той Великой ночи. Каждый народ изображает эту сцену по-своему. В Восточной Европе все персонажи этой композиции выглядят совсем по-славянски, в Азии даже младенец Иисус имеет характерный разрез глаз на своем желтом лице, жители же черного континента изображают всех героев Нового Завета по-своему – с темно-коричневым цветом кожи.

Полено

Еще одним распространенным, но только в Западной Европе, обрядом является так называемое Рождественское полено. Это толстый пень либо бревно, которое горит в камине, начиная с Сочельника, в течение последующих двенадцати дней.  Обычно полено торжественно, при соблюдении различных церемоний, вносится в дом и поджигается, причем зачастую огонь для этого добывается древнейшим способом - трением. Порой перед тем, как зажечь полено, над ним читают определенную молитву и вырезают крест. Головням и золе от рождественского полена раньше приписывали всевозможные  сверхъестественные свойства: повышение плодородия полей и фруктовых деревьев, исцеление больных людей, защита дома от удара молнии и плохой погоды, поэтому их обносили вокруг дома и усадьбы, разбрасывали по полям, использовали как целебное средство и т.д., и т.п. Ударяя по горящему полену, старались выбить побольше искр, чтобы плодился скот. В Италии полагали, что обрызгивание полена водой напоминает о крови Христа, а искры, высекаемые ударами каминных щипцов, должны были принести не приплод скота, а сласти детишкам, сгрудившимся у очага. Однако в наш век исчезают не только средневековые представления о целебных свойствах полена, но и сам этот обряд рождественских посиделок у камина, вытесняемый центральным отоплением. Так в электронный век медленно, но верно нас покидают сказки. Однако во Франции до сих пор существует поверье, что посидеть у огня рождественского полена приходит сама Богоматерь.

Облатки

Еще одна рождественская традиция проделала весьма долгий путь во времени и пространстве, прежде чем стать распространенной, увы, теперь только у славян Центральной Европы, ну и тех, кто с ними общается.  Это рождественский хлеб – так называемые облатки, которыми все собравшиеся на рождественскую трапезу делятся друг с другом. Облатки – это пресный хлеб, похожий на тот, на котором католики совершают Литургию, тоненький, напоминающий мацу или вафли, это кому как понятнее. Чаще всего на облатках изображаются рождественские сцены или символы. Этот обычай непосредственно связан с Евхаристией. В первые века христианства в Церкви существовала традиция благословения хлеба (на Востоке это происходило во время Литургии, на Западе после) и этот хлеб, так называемая евлогия, разделялся между людьми, присутствующими на братских трапезах (агапах). В VI веке обычай раздачи освященного хлеба перешел из Константинополя в страны Западной Европы. Евлогию в знак единства не только делили за братским столом, но и посылали  в письмах с пожеланиями счастья. Теперь тоже весьма часто можно встретить с конвертике с Рождественской открыткой облатку, но ее основным полем применения является торжественная трапеза в Сочельник. Перед началом радостных и вкусных посиделок все собравшиеся берут по облатке, которая была заранее принесена из церкви и, обмениваясь добрыми рождественскими пожеланиями, делятся хлебом. Причем, отламывает кусочек не тот, кому облатка принадлежит, а тот, с кем он делится. Одним словом, жадности в этом обряде места нет, каждый возьмет столько сколько пожелает! Поистине христианская дележка.

Подарки

У этой традиции много корней. В качестве дарителя подарков может выступать сам Иисус, Санта Клаус, Бефана (итальянский Санта Клаус женского пола), рождественские гномы. По старой финской традиции подарки разбрасывает по домам человек-невидимка. Традиционно дарителем подарков считается Святой Николай. В Европе дня 6 декабря с нетерпением ждут и взрослые и дети! Ведь это день святого Николая, который приносит подарки. Этот день без них представить ну просто невозможно.
Примерно в X веке в Кельнском кафедральном соборе стали раздавать ученикам церковно-приходской школы фрукты и выпечку в день памяти св.Николая, епископа Мир Ликийских, жившего на переломе III и IV веков. Вскоре эта традиция вышла далеко за пределы города. В домах на ночь стали вешать специально изготовленные башмачки или чулочки, чтобы Николаю было, куда положить подарки, которые со временем уже заметно переросли рамки булочек и фруктов.
Так как день святого Николая приходится на период Адвента, то мирликийский епископ, заходящий по ночам в дома, приносит послушным детям подарки, а шалунам розги, напоминая тем самым о необходимости хорошего поведения. Поэтому ребятня задолго до праздника старается не проказить. Однако нередко вместе с подарком все же дарят розги либо веточку, но небольшие и завернутые в фольгу, либо покрашенные в золотую или серебреную краску. В некоторых странах святой епископ не прячется и приходит в дома не по ночам, а днем в день своей памяти в полном литургическом облачении и не один, а с ангелом и чертенком. Глава этой необычной компании расспрашивает юных обитателей дома о повелении, причем ангелок и чертенок выступают в роли соответственно адвоката и прокурора, а затем по результатам своеобразного следствия вручается (или же нет) подарок.

Свечи

А рождественские свечи – это тоже память о зимних языческих праздниках, важной составляющей которых были свечи и костры, чтобы изгонять силы тьмы и холода. В христианстве свечи считаются символом Христа, как Света мира. В викторианской Англии торговцы каждый год дарили своим постоянным покупателям свечи. Во многих странах рождественские свечи означают победу света над тьмой. Свечи на райском дереве породили всеми нами любимую рождественскую елку.
Рождественские свечи во время празднования Рождества были одной из главных опасностей. Поэтому в гостиных держали ведра воды на случай пожара. Английскому телефонисту Ральфу Моррису принадлежит идея использовать электрические гирлянды вместо восковых свечей. К тому времени нити электрических лампочек уже использовались в телефонных распределительных щитах, Моррису лишь пришло в голову развесить их на елке.

Открытки
И, конечно же, Рождество не обходится без рождественских открыток. Первую рождественскую открытку нарисовал англичанин Джон Хорслей в 1843 году по заказу бизнесмена сэра Генри Коула. На картинке размером 5х3 дюйма (12x7 сантиметров) были изображены три поколения почтенного семейства (возможно, самого заказчика), собравшиеся в саду. Сэр Генри хотел таким образом поздравить свою бабушку. Тысяча экземпляров открытки были проданы в тот год в Лондоне по цене в один шиллинг.
Издатель Луи Пранг популяризовал рождественские открытки в 1875 году. Он провел в Америке общенациональный конкурс на лучший дизайн рождественской открытки. Усовершенствование почтовой системы и удешевление почтовых отправлений позволили рассылать рождественские открытки множеству друзей во всех точках планеты.
Несколько лет назад на аукционе в британском городе Вилтшире за 20 тысяч фунтов (28,3 тысячи долларов) продана та самая первая в мире рождественская открытка. В настоящее время известны 12 сохранившихся открыток. Однa из них и пошла сейчас с молотка. Поздравительные открытки англичане рисовали и раньше, но эта карточка была первой, произведенной на продажу.

Колокольчики и гимны

Колокольный звон в Святки и исполнение рождественских гимнов на духовых инструментах пришли к нам из языческих зимних праздников. Когда Земля была холодна, считалось, что солнце умерло, а злой дух очень силен. Чтобы изгнать злого духа, нужно было сильно шуметь. До наших дней сохранилась рождественская традиция звенеть колокольчиками, одновременно петь и кричать. На Святках в церквах всего мира раздается колокольный звон. Но не для изгнания злых духов. Таким образом люди приветствуют пришествие Христа.
Традиции исполнять рождественские гимны на духовых инструментах и сегодня придерживаются в Германии и странах Скандинавии. Музыкальный квартет исполняет четыре рождественских гимна около колокольни или церкви. Рождественские гимны заканчиваются радостным перезвоном, который означает начало Рождества. Предполагается, что первая рождественская песня появилась в 4 веке н.э., то есть тогда же, когда и начали отмечать Рождество.

JINGLE BELLS
По-английски рождественские гимны именуют carols, это производное от французского caroler, что означает "Танец под звон". По этой или какой другой причине, пожалуй, одной из самых популярных английских рождественских песен является Jingle bells (Звените, колокольчики).
Мелодия ее незатейлива, да и текст до обидного примитивен. Смотрите сами!

«Звените, колокольчики!  
Как  это здорово  ехать на салазках!
Мы несемся по снегу в открытых салазках, запряженных лошадью.  
Летим по полям, всю дорогу смеемся!      
Звените, колокольчики, на хомуте,  
создавайте веселое настроение!
Как  это здорово  ехать и петь сегодня вечером»!  

Одним словом, пропотев со словарем над этим поэтическим творением, испытываешь глубокое разочарование. Поэтому, наверное, хорошо, что для тех, кто не знает тонкостей языка обитателей британских островов, на этой песней по-прежнему визит завеса таинственности!

О, МАЛЫЙ ГОРОД ВИФЛЕЕМ
Это одно из излюбленных Рождественских песнопений принадлежит перу одного из наиболее выдающихся проповедников Америки прошлого века Филлипсу Бруксу (1835-1893). Он был священником Епископальной Церкви, а за два года до кончины даже был поставлен во епископа Массачусетского. Помимо создания этой колядки, ставшей одной из самых известных во всем мире, Брукс имел много других заслуг (в частности, он был ревностным сторонником отмены рабства и предоставления неграм избирательных прав).
«О малый город Вифлеем…» был написан в 1868 годе, через несколько лет после возвращения из поездки по Святой Земле. То, что он пережил в ночь Сочельника в Вифлееме, где участвовал в богослужении в Церкви Рождества, которая исторически считается местом Рождества Христова, произвело на молодого пастора неизгладимое впечатление. Три года спустя, уже будучи пастором прихода Святой Троицы в городе Филадельфия, штат Пенсильвания, он подыскивал новый гимн для своих детей, который они могли бы разучить в Воскресной школе для Рождественской программы. И пастор, все еще витавший в воспоминаниях от своей поездки по Святой земле, вдохновился на написание этого текста.
Брукс передал текст только что написанного гимна органисту своей церкви Реднеру и попросил его набросать простенькую мелодию для того, чтобы дети могли бы спеть ее с легкостью. Реднер был известен как самоотверженный учитель воскресных школ по всей территории Филадельфии, а также как человек, который очень интересовался музыкой. В течение довольно продолжительного времени об пытался подобрать мелодию к тексту, предложенному его пастором. В ночь перед представлением он проснулся и тут же бросился к инструменту, чтобы записать ту мелодию, которую мы поем и по сей день. До конца своих дней Реднер настаивал, что эта мелодия была дана ему свыше.
Этот гимн стал сразу же одним из самых популярных среди детей и взрослых. Впервые его опубликовали в 1874 году. Несмотря на то, что Брукс написал еще несколько христианских гимнов, но лишь этот смог пережить испытание временем.
"О малый город Вифлеем,
Ты спал спокойным сном,
Когда рождался новый день
В безмолвии ночном… "

PETIT PAPA NOEL
В канун Рождества во многих странах, например во Франции или Англии, подарки детям разносит не Санта Клаус, а Отец Рождества - Pere Noel, Father Christmas. Это добрый старик с длинной бородой. Глубокой ночью он проникает в дом через дымоход и оставляет свои подарки в детских чулках или туфельках. Частенько добрые сказки и фантазии исчезают из нашей жизни. И очень грустно, когда дети постоянно слышат от своих воспитателей "Ничего подобного нет, нет ни волшебников, ни Санта Клауса, ни Деда Мороза"! Наверное, что-то уходит их внутреннего мира при подобном воспитании. Как Вы думаете?  И если Вы считаете, что в нашей жизни должно быть место чудесам, то в таком случае Рождественский Дед, или же Дед Мороз, нуждается в помощниках! Например, перед тем, как идти спать в рождественскую ночь, может, стоит оставить всяческие вкусности для Отца Рождества и пару морковок для его оленя? А утром сделать так, чтобы проснувшийся ребятенок обнаружил пустую тарелку и только хвостики морковок? Почему бы нет?!
Именно  Рождественскому Деду посвящена самая популярная во Франции рождественская песня Petit Papa Noel. Милый Рождественский Дед, поется в ней, когда ты, покидая небеса, спустишься на землю и будешь посещать дома, то не забудь и про мой бедный уголок!


МАЛЕНЬКИЙ БАРАБАНЩИК
Историки предполагают, что первая рождественская песня появилась в IV веке, однако, по современным меркам она была несколько мрачновата. Через несколько сотен лет в Италии времен Возрождения появились более легкие и радостные рождественские гимны. Теперь же в рождественских песнях веселья хоть отбавляй! Особенно это отличает испанские праздничные песни. Все испаноговорящие страны в рождественский период просто сотрясаются от веселого хора голосов, раскатисто голосящего припев одной из самых популярных песен, который звучит не более ни менее как "Чи-ки-ри-ки-тим"! Вас не устраивает эта песня? Хорошо, предлагаю другую. Ее припев такой: "Ра-па-пам"! Устраивает?
А если чуть более серьезно, то эта вторая песня назвается "Маленький барабанщик". В ней поется  о малыше, который идет и стучит в свой огромный барабан - "рапапапам"- и уже по-взрослому рассуждает, что все чего-то могут подарить родившемуся Богомлоаденцу, а что же он может подарить Ему? А просто свою песню, барабан и сердце!
По-испански этой песни я не нашел, зато она есть у нас по-английски. Кто знает, может через пару лет она появиться и на русском?

ТИХАЯ НОЧЬ
Эта история произошла в середине позапрошлого века. Впрочем, прежде чем я ее расскажу, мне бы хотелось познакомить вас с одним из ее действующих лиц. Это Йозеф Мор. Он родился в прекрасном городе австрийском городе Зальцбурге в 1792 году. Еще мальчиком он усердно пел в хоре при Зальцбургском соборе, затем поступил в католическую семинарию и в 1815 году был рукоположен во священники. После рукоположения он служил в разных церквях, неподалеку от Зальцбурга. В 1817 году он был назначен викарием в недавно воздвигнутой церкви св. Николая в Оберндорфе, что в районе Тироля, высоко в прекрасных Альпах.
Молодой священник и приходской органист неоднократно беседовали о музыке и в частности о том, что до сих пор еще никто не написал достойного, красивого рождественского гимна.
Незадолго до Рождества 1818 года в церкви случилась беда – сломался церковный орган, и праздничное рождественское богослужение вполне могло пройти без музыкального сопровождения. В итоге, отец Йозеф Мор решил написать простой рождественский гимн, который можно бы было спеть под гитару. Сказано – сделано. Написав текст, священник принес его к приходскому органисту Францу Груберу, который жил в небольшой квартирке над школой, где работал учителем музыки, который, прочитав слова, воскликнул: «Друг Мор, ты нашел его, это именно тот гимн, слава Богу!»
Вскоре Грубер закончил свою часть работы, сочинив музыку к стихам священникам. Эта простая и в то же время прекрасная мелодия чудесно слилась с духом слов отца Мора. Гимн был полностью готов к рождественской вечерней мессе, и отец Мор с Францом Грубером спели его под аккомпанемент гитары, в сопровождении хора у главного алтаря церкви во время ночной Рождественской мессы.
Ни автор текста, ни автор музыки даже не подозревали, что гимн станет известен за пределами их маленькой горной деревушки. Однако рассказывают, что через несколько дней после рождественской мессы настройщик органов Карл Маурахер из Циллерталя, известный в тех местах мастер по изготовлению органов, пришел в церковь и переписал новый рождественский гимн. Благодаря этому он распространился по всей территории Тироля, где стал известен, как … тирольская народная песня.
Вскоре различные группы, такие как известный Штрассерский детский квартет, начали исполнять этот гимн на концертах в Австрии и Германии. В 1838 году он впервые появился в немецком сборнике гимнов с примечанием «гимн неизвестного происхождения». В Соединенных Штатах его впервые услышали в 1839 году, когда семейство Рейнеров, «Тирольские певцы», использовало музыку этого гимна в своем концертном турне. Вскоре гимн был переведен на все основные языки мира и без него, пожалуй, невозможно представить рождественское богослужение ни в одной церкви. Его поют католики, протестанты и православные. Думаю, Вы уже догадались – это гимн «Stille Nacht» - «Тихая ночь».
Две семьи бродячих музыкантов из Циллерталя включили «Stille Nacht» в свой репертуар.
В 1832 г. они пели ее в Лейпциге, где песня была опубликована. К тому времени мелодия имела некоторые очень незначительные отличия от первоначальной. Именно эта версия и распространилась впоследствии по всему миру.
В 1840 г. «Stille Nacht» была уже известна в Нижней Саксонии, а чуть позже стала очень популярна в Пруссии, поскольку была взята в репертуар кафедрального собора в Берлине.
Еще в 1839 г. (как указывалось выше) песня успела прозвучать в Нью-Йорке.
Грубер писал музыкальным начальникам в Берлин, что он автор, но мелодию продолжали настойчиво подписывать именем Гайдна, Моцарта или Бетховена вплоть до 20 в. (Прекрасно помню, как удивлен был, давно уже зная эту мелодию, но не задаваясь прежде вопросом о ее авторстве, когда оказалось, что ее написал... Шуберт).
Прекратилось это только после того, как найдена была рукопись, на которой значилось авторство и подтверждена была рука Йозефа Мора. Это рукопись 1820 г. с гитарным аккомпанементом, вероятно, очень близкая к самой первой версии 1818 г.
Несколько слов о последующей судьбе авторов.
Франц Ксавер Грубер дожил до 75 лет и умер в 1863. За свою жизнь он был 3 раза в законном браке и имел 12 детей. Я подчеркиваю, что в законном, потому что Йозеф Мор был незаконнорожденным, и понадобилось специальное разрешение Папы, чтобы принять его в семинарию.
К этому времени его семья переехала в Халлайн, где сейчас находится музей Грубера. Там хранится гитара Й.Мора. Сам Грубер похоронен рядом со своим домом. Его могила украшена изображением рождественской елки.
Йозеф Мор умер в полной бедности 4 декабря 1848 г. (т.е. как раз годовщина его памяти!) в Ваграйне, где сейчас находится известный горнолыжный курорт. Ему было 55 лет. До этого он роздал всё, что имел, на помощь старикам и на воспитание детей в этих местах. В память о нем неподалеку от его могилы находится школа, названная в его честь.

БЕЛОЕ РОЖДЕСТВО
Если мы с трудом представляем Новый год без повсеместно звучащей песни «В лесу родилась елочка», а жители Западной Европы Рождество без композиции «Тихая ночь», то в США и всех англоязычных странах рождественские праздники просто невозможны без песни «Белое Рождество». Она стала обязательных элементом волшебного зимнего периода, таким же, как ель, подарки и Санта-Клаус. Но, пожалуй, мало кто знает, что автором  песни «Белое Рождество» и «Бог благословит Америку» является наш бывший соотечественник. О нем и будет наш рассказ.
Автор композиции, без которой не проходит ни одно американское Рождество, родился 11 мая 1888 года в России, в Тюмени, в семье Моисея и Леи Белиных. Малыша назвали Израиль - Изя. Видимо, карьера синагогального кантора Моисея не задалась и в 1893 году чета Белиных вместе с восемью детьми перебралась в Америку. Как часто и бывает, жизнь российских эмигрантов поначалу не была легкой. Они поселились в самом бедном районе Нью-Йорка. Пока родители зарабатывали на жизнь – Моисей устроился на скотобойню, юный Изя учился в школе и водился на улице со шпаной. Проводя все свободное время в безобидных, и не очень, шалостях. Вскоре семье удалось скопить необходимую сумму, что бы перебраться в более престижный, а соответственно спокойный и безопасный район.
Однако счастье было недолгим, в 1896 году умер Моисей Белин - отец семейства и основной кормилец. Израиль был вынужден бросить школу и взять на себя заботу о семейном благополучии, продавая газеты на шумных нью-йоркских улицах. И тут бурная столичная жизнь захватила воображения юного выходца из провинциального российского городка. Вожделенной мечтой мальчики стала профессия «поющего официанта», ходящего между столиков шикарных кафе и поющего для посетителей популярные песни.  Когда Изя поделился своими мечтами с матерью, та пришла в ужас, такая карьера, по ее убеждению, была просто невозможна для сына благочестивого еврейского кантора. Делать было нечего и Изя, что бы осуществить свои желания просто удирает из дома.
Он устраивается  в небольшое кафе в Чайнатауне, где, бегая между столиками и, разнося заказы  с восьми часов вечера до шести часов утра,  время от времени, мог что-то и исполнить для лучшего пищеварения посетителей. Сначала сытые американцы бросали забавному еврейскому юноше немого долларов на поднос, а затем хозяин кафе Майкл даже стал доплачивать пареньку за его пение по семь долларов в неделю.
Вскоре, решив привлечь новых посетителей, Майк предложил всем своим сотрудникам написать какую-нибудь веселую «фирменную» песню. Тем более, что у соседей появился новый пианист и часть посетителей перешла к конкурентам. В итоге Израиль Белин стал автором слов появившейся на свет песни «Мэри из солнечной Италии», которую написал вместе с местным пианистом. Композиция стала популярной и даже была напечатана в одной из районных газет, однако по чьей-то вине в текст вкралась ошибка, автором слов значился И.Берлин.
Ободренный успехом, юный Израиль, не владеющий даже основами музыкальной грамоты, обнаружил что он может наигрывать мелодии, используя лишь черные клавиши фортепьяно, решил стать популярным композитором. Он предложил свои услуги издательству Теда Снайдера, представившись там как Ирвинг Берлин, считая, что имя Израиль не очень-то подходит для автора шлягеров и не желая менять фамилии Берлин, которая принесла ему определенную известность. Контракт с издательством на смехотворную по нынешним временам сумму (5 долларов в неделю) был подписан. Поскольку честолюбивый композитор умел играть только на черных клавишах, он приспособил к своему фортепиано специальный рычаг собственного производства, перемещение которого преобразовало диапазон звука. В те времена во всей Америке царствовал рэгтайм, звучавший отовсюду, и Ирвинг Берлин стал разрабатывать эту «золотую жилу».
Усердие, талант и напористость вскоре заставили говорить о молодом композиторе, писавшем одну мелодию за другой, бравшего сначала не сколько качеством, сколько количеством.  Однако написанный им в 1911 году регтайм «Полоса» принес ему настоящую популярность.  
Годом позже Берлин женился на сестре своего лучшего друга Дороти Гоетц. Однако счастье было недолгим. Во время свадебного путешествия на Кубу Дороти заразилась тифом и через несколько месяцев умерла. Именно это трагическое событие не только принесло в творчество композитора характерные для него лирические нотки, гармонично объединившие регтайм и балладу, но и послужило тому, что Берлин все свое время посвящал только сочинительству.
Лишь в 1925 году Ирвинг встречает Эллин Маккэй, единственную дочь одного европейского миллионера. Как говорят, роман  был похож на сказку.  В 1926 году Ирвинг и Эллин поженились. После этого жизнь некогда бедного российского эмигранта проходила без особых огорчений и  даже счастливо. Он написал почти три тысячи песен, двадцать бродвейских и семнадцать голливудских мюзиклов. Под его влияние попало несколько поколений композиторов.  Но он мог и не писать столь впечатляющего количества музыкальных произведений. Достаточно было только двух, одна из которых принесла ему всеамериканскую, а вторая всемирную славу. Первая – это песня «God blass America», а вторая «Белое Рождество» (White Christmas).  
Ирвинг Берлин написал песню «Белое Рождество» в 1941 году для фильма «Отель для Праздников», в котором главную роль должен был играть самый популярный американский актер тех лет Бинг Кросби. По задумке авторов киноленты к каждому празднику должна была быть написана своя песня. Ирвинг начал с Рождества. Услышав эту песню, Бинг не стал дожидаться выхода киноленты и исполнил ее на Рождество 1941 года в эфире радиостанции Эн-Би-Си. Популярность песни превзошла все ожидания. Приходившие на концерты Бинга Кросби зрители не хотели слушать ничего иного кроме как «Белое Рождество», когда он давал концерты в военных частях, принимавших участие во II Мировой войне, видевшие смерть, привыкшие к запаху пороха и крови, бойцы рыдали, слушая эту добрую и домашнюю песню. До 1998 года песня «Белое Рождество» являлась самой продаваемой композицией, написанной в течении последних 50 лет. Да  и сейчас является далеко не аутсайдером подобных зимних хит-парадов. Кто только за это время не исполнял эту песню! Каждый артист, записывающий рождественские песни, почитает своим долгом и даже обязанностью спеть эту композицию, написанную эмигрантом из России. Однако самым популярным исполнением «Белого Рождества» до сих пор безоговорочно считается ее самая первая запись, с неизменным постоянством включаемая во всевозможные рождественские сборники песен.
Кто знает, может, сочиняя лирическое «White Christmas», Ирвинг Берлин (он же Израиль Белин) вспоминал занесенный снегом далекий сибирский городок, где он появился на свет.

Трапеза

Когда читаешь про рождественские обычаи христианских народов, то никуда не денешься от обилия кулинарной тематики. Трапеза является, несомненно, очень важной составляющей Рождества, как и любого другого большого праздника. Рождественская трапеза предстает в очень разных вариантах у различных народов, к тому же у некоторых народов ужин в Сочельник вечером и трапеза в сам день (а то и ночь) тоже сильно различаются, а в прошлом эти обычаи могли быть и более сложными и изысканными, нежели сейчас...
Рождественская трапеза (как и пасхальная) - вне зависимости от того, следуем ли мы той или иной кулинарной традиции или нет, - является, надо полагать, очень важной частью праздника. Как в праздник Пасхи. Притом при самом что ни на есть религиозном подходе к празднованию. Не будем забывать, сколь многое в Евангелии происходит именно за трапезой.
Наверное, многие верующие переживали в большие праздники, вроде Рождества или Пасхи, ощущение того, что одной литургии мало, что празднование не должно ею ограничиваться и заканчиваться, что должно быть что-то еще и это что-то еще должно быть частью ТОГО ЖЕ празднования. И, наверное, тем из вас, кто живет в неверующих семьях, доводилось ощущать некоторый дискомфорт - если не просто ощущение какой-то вопиющей дисгармонии, - когда по возвращении с рождественской или пасхальной службы домой вы попадали из праздника туда, где его нет.
 
О рождественской трапезе можно говорить бесконечно, перечисляя все вкусные блюда, без которых она просто немыслима. Например, в Англии, Франции и Америке это индейка, в Германии и Скандинавии это поросенок, в Польше карп. Можно конечно было бы привести слова гуся Фердинанда из  доброго и смешного фильма «Беэйб - четвероногий малыш», кричавшего с крыши: «Рождество, Рождественский обед, обед означает смерь, смерть означает убийство, Рождество означает убийство!», но стоит ли это делать? Тем более, что праздничный стол изобилует и постными блюдами. Например, в России и в некоторых районах Польши Сочельник просто не мыслим без сочива, блюда из вареных пшеничных зерен, меда, орехов и мака. Однако не будем разжигать друг и друга аппетит, а любопытных просто направлю  ознакомиться со специальной литературой, касающейся рождественской кухни, благо недостатка в ней сейчас не испытывается.
Но кроме кулинарных особенностей  рождественской трапезы есть и еще несколько других отличительных черт. Одна из них это сено, присутствующее на праздничном столе у многих славянских народов, в память о том, что Христос родился в яслях. Где-то сушеной травой  обильно покрывают стол под скатертью, где-то ее просто кладут на блюдечко в центре стола.
Также во многих странах мира за рождественским столом всегда накрывается на один прибор больше, для нежданного путника, если он вдруг постучит в дом. Кстати, именно с этим и связанна традиция ставить у окна своеобразную елочку из свечей – она обозначает, что в этом доме двери открыты для тех, кто одинок и голоден. Впрочем, я знаю многие семьи, к сожалению, большинство из них живет не в России, которые не ограничиваются лишь свечами в окне и пустым прибором на столе, а просто приглашают  к себе в дом одиноких и бедных прихожан из своей церкви либо кого-то из дома престарелых.

КОЛЯДКИ
Поскольку Рождественское время еще в самом разгаре и во многих храмах, где есть желание и возможность петь на богослужении, продолжают звучать рождественские песнопения, добавлю из своих "колядологических запасов" истории еще нескольких - в дополнение к тем, о которых уже есть.
Одно из самых знаменитых песнопений - ADESTE FIDELES (рус. версия - "О верные Богу радостно ликуйте"; англ. - "O come, all ye faithful")
Поскольку оно поется по-латыни (хотя существует и несколько английских переводов, и переводы на многие другие языки), его принято считать традиционным латинским гимном, чуть ли ни «григорианским».
В богослужебный устав это песнопение никогда не входило. Не входит и сейчас, хотя фактически давно уже стало фактически богослужебным.
Впервые "Adeste Fideles" было опубликовано в Англии в 1782 г. в «Опыте, или руководстве по обучению церковному ровному напеву» (Essay or Instruction for Learning the Church Plain Chant). – Хотя что в нем ровного?
Получило название «Португальского гимна», поскольку в 1785 г. было введена в репертуар Португальской часовни в Лондоне. Мелодия приписывалась Джону Редингу, который был органистом Винчестерского собора с 1675 по 1681гг.
К настоящему времени доказано, что и текст и музыка написаны Джоном Френсисом Уэйдом (Wade). Известны по меньшей мере 6 рукописей, подписанных Уэйдом, которые датируются с 1743 по 1761 гг. и демонстрируют эволюцию этого песнопения.
Уэйд был одним из тех английских католиков, которые в сер. 18 в. вынуждены были бежать из Англии и жили во Франции. Он преподавал в английском колледже в Дуэ латынь и церковное пение.
В Англии "Adeste Fideles " широко распространилось и среди протестантов. Английские переводы начали появляться с 1841 г.

HARK! THE HERALD ANGELS SING
(По-русски у нас известна как «Вести ангельской внемли»: это довольно старый перевод протестантского происхождения, установить автора перевода мне пока не удалось).
Обычно указывается, что музыка Ф.Мендельсона-Бартольди, а стихи – Чарльза Уэсли. И это правда, хотя всё не так просто. Мендельсон никогда не писал эту музыку на стихи Уэсли и вообще как рождественскую песню. Уэсли действительно написал эти стихи, но в кэрол (колядку) они вошли уже в сильно переработанном виде.
Личность Чарльза Уэсли заслуживает того, чтобы рассказать о нем подробнее. Он родился в 1707 в Эпуорте в графстве Линкольншир и был последним, 18-м ребенком в семье англиканского священника. В 1732 г. вместе со своим братом Джоном Уэсли и Джорджем Уайтфилдом основали Оксфордский Святой Клуб, целями которого были молитва, изучению Библии, частое Причащение, посещение больных и узников. Это была первая группа тех, кто именовался методистами. По завершении учебы в Колледже Христа в Оксфорде стал преподавателем. В 1735 г. был рукоположен во диакона в Церкви Англии. Вскоре отправился вместе с братом в Америку (в Джорджию) как миссионер. В 1737 г. вернулся в Лондон. В день Пятидесятницы 1738 г. вместе с группой своих товарищей Чарльза Уэсли переживает глубокое обращение, после которого обретает по его же словам «покой души». После этого он надолго становится странствующим служителем и проповедником. В 1771 г. он вместе с семьей вернулся в Лондон, где возобновил служение в тюрьме.
Основателем методизма принято считать брата Чарльза – Джона Уэсли. Иногда Джона изображают как организатора, идеолога и проповедника методизма, а Чарльза как поэта при нем, что не вполне верно. Действительно, Джон был одним из основателей методизма; в свою очередь, Чарльз развивал его практическое богословие своими гимнами. Однако Чарльз всегда оставался в общении с Церковью Англии и упрекал своего брата за отдаление от нее.
Чарльз Уэсли написал более 5500 гимнов (при его жизни они выходили в 64 сборниках), из них более 150 до сих пор очень популярны. Еще при его жизни тексты некоторых гимнов видоизменялись редакторами при перепечатках, чего сам Уэсли просил не делать (в худшем случае – предлагать варианты на полях, а не вносить их в тексты).
Умер Чарльз Уэсли в Лондоне в 1788 г. в общении с Церковью Англии.
На написание этого рождественского гимна Чарльза Уэсли вдохновил звон колоколов рождественским утром по пути в церковь. Впервые гимн был опубликован в 1739. Уже при жизни Уэсли редакторы внесли некоторые изменения.
Довершил эту работу англичанин Уильям Каммингс [Cummings] (1831-1915). С 7 он лет был хористом собора св. Павла в Лондоне; уже  в ранней юности стал органистом Уолтхэмского аббатства. В 1847 г. пел в хоре при исполнении в Лондоне оратории Феликса Мендельсона-Бартольди (1809-1847) «Илия» под руководством автора. Уильям Каммингс основал Перселловское общество и еще несколько музыкальных организаций.
В 19 в. рождественский стихотворный гимн Уэсли уже приспособили к мелодии одного пасхального песнопения, но в таком виде он не прижился. Каммингс решил попробовать соединить его какой-нибудь мотив Мендельсона.
Следует заметить, что этот выдающийся немецкий романтик написал немало замечательных церковных песнопений. Иудей по рождению, вместе со всей семьей принявший крещение в Лютеранской Церкви в семилетнем возрасте, Мендельсон с детства воспринял христианскую веру глубоко и искренне, сохраняя самое серьезное к ней отношение на протяжении всей своей жизни. Однако Каммингс не остановил свой выбор ни на одном из многочисленных образцов творчества Мендельсона на религиозные темы...
Долгое время я не мог понять: почему на последних двух строчках этого песнопения мне хочется спеть что-то из советского детства (типа «Нынче праздник всей страны / Делу Ленина верны»)? Оказалось всё очень просто: Каммингс взял песню патриотического содержания. Он использовал фрагмент из сравнительно неизвестной кантаты 1840 г. «Праздничная песнь» (Festgesang), она же «Кантата Гутенберг»  (Gutenberg-Kantate), которая была исполнена 24 июня 1840 г. по случаю 400-летнего юбилея книгопечатания на городской площади в Лейпциге. Сама песня (для мужского хора в унисон и медных) представляет собой 2-й номер этой кантаты и начинается такими словами: «Vaterland, in deinen Gauen brach der gold'ne Tag einst an» («Отчизна, на твоих просторах однажды воссиял золотой день»). Сам Мендельсон предполагал эту музыку исключительно для светского употребления (о чем черным по белому говорится в одном из его писем).
Известное нам соединение отредактированного текста Уэсли с музыкой Мендельсона было впервые опубликовано в Уильямом Каммингсом 1856 г. Мендельсона уже не было в живых, и он не мог вынести собственного суждения, подходит ли его музыка к этим стихам.
Итак, по большому счету мы имеем дело с грубым нарушением авторских прав, а главное – воли обоих авторов относительно своих произведений. Тем не менее, колядка получила всемирное признание именно в таком виде. Вот уже без малого полтора столетия ее любят именно как рождественское песнопение. Да и я – при всех вышеупомянутых ассоциациях – давно не мыслю себе Рождества без нее.
Вернусь в довершение к тексту. Как я говорил, стихотворение Уэсли претерпело некоторые изменения. Даже самое начало звучит по-разному. У Уэсли:
Hark, how all the welkin rings,
“Glory to the King of kings...
- в известном нам песнопении:
Hark! The herald angels sing,
“Glory to the newborn King...

Поскольку и первоначальный вариант, и его известная редакция по содержанию значительно богаче тех двух куплетов, что имеются на русском языке, позволю себе привести подстрочник (Даётся песенная редакция, а существенные отличия Уэслеевского исходника приводтся сразу по окончании строки в квадратных скобках; в круглых скобках варианты перевода отдельных слов и мои примечания):

Слушай! Вестники ангелы поют: [Слушай, как все небеса поют:]
«Слава новорожденному Царю, [«Слава Царю царей…]
мир на земле и кроткая милость,
Бог и грешники примирены!»
Радостно все народы подымитесь,
присоединитесь к торжеству небес,
с ангельским сонмом возвестите: [Вселенская природа, скажи:]
«Христос родился в Вифлееме!» [«Христос Господь родился сегодня!»]

Христос, которому поклоняются небесные выси,
Христос вечный Господь.
В позднем времени смотри, как Он приходит,
Дитя девственного лона.
Узри Божественное естество, сокровенное во плоти,
славь воплощенное Божество,
умилостивившееся, чтобы с нами жить во плоти,
Иисуса, нашего Эммануила!
(*Прим.: У Уэсли эти последние две строчки чуть-чуть отличались лексически, но смысл не изменился).

Слава небесному Князю мира!
Слава Солнцу праведности (правды)!
Свет и жизнь Оно всем несет,
взошедшее с исцелением в Своих лучах (крылах).
(* Прим.: Ris’n with healing in His wings – Мал 4: 2: «А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах Его»).
Кротко отлагает Он Свою славу,
рождаясь, чтобы человек мог больше не умирать,
рождаясь, чтобы восставить сынов земли,
рождаясь, чтобы дать им второе рождение.

Приди, Желанный народами, приди,
прочно сотвори в нас Твое смиренное жилище,
восстань, о побеждающее Семя жены,
сокруши в нас главу змея.
Яви теперь Твою спасающую силу,
восстанови разрушенное естество,
соедини теперь в мистическом союзе
Себя с нами и нас с Тобой.

Изгладь, Господи, подобие Адамово,
запечатлей Твой образ на своем месте:
Ты, Второй Адам свыше,
восстанови нас в Твоей любви.
Дай нам, хоть мы и потеряли Тебя, вновь Тебя обрести,
Тебя, Жизнь, внутреннего человека:
О, даруй Себя всем,
родившись (образовавшись - formed) в каждом верующем сердце.

JOY TO THE WORLD
Один из известнейших рождественских «хитов». Часто – даже во вполне солидных изданиях нот и звукозаписи – можно видеть, что музыку этого кэрола написал Гендель, а слова Айзек Уоттс (Isaac Watts).
Начнем с текста. Его действительно написал Айзек Уоттс. Выдающийся английский гимнограф. По плодотворности и значимости ему не было равных, лишь изредка на один уровень с ним дерзают ставить Чарльза Уэсли. Родился он в 1674 в Саутгемптоне и представлял нонконформистское крыло в англиканской Церкви. В 1702 г. он стал пастором Независимой Конгрегации на Марк-лейн в Лондоне. Правда, через 10 лет ушел на покой по состоянию здоровья. И в основном посвятил себя гимнографии, считая, что песнопения имеют огромную силу для воспитания благочестия. Кроме того, писал богословские и философские книги. Умер в Стоук-Ньюингтоне в 1748 г.
Уоттс написал около 700 текстов песнопений. Ему принадлежит несколько сборников (в частности, первый в истории сборник детских песнопений). 2 самых известных собрания – «Гимны и духовные песни» 1707 г. и «Псалмы Давида» («Подражание Псалмам Давида языком Нового Завета») 1719 г. Именно из последнего – «Joy to the World». Сборник представляет собой поэтические переложения библейских псалмов. Это песнопение – переложение Пс 97:
Воспойте Господу новую песнь,
ибо Он сотворил чудеса.
Его десница и святая мышца Его
доставили Ему победу.
Явил Господь спасение Свое,
открыл пред очами народов правду Свою. (…)

Вот подстрочник переложения Уоттса:

Радость миру! Господь пришел.
Да примет земля своего Царя,
каждое сердце да приготовит Ему,
и небо и природа да поют.

Радость миру! Спаситель царствует,
да воспоют люди свои песни,
тем временем как поля и реки,
скалы, холмы и долины
вторят звучной радостью.

Пусть больше не возрастают грех и скорби,
пусть тернии не наполняют землю;
Он грядет, чтобы Его благословение распространялось
туда, где есть проклятье.

Он правит миром посредством правды и милости,
чтобы все народы увидели
славу Его праведности
и чудеса Его любви.

Впервые это песнопение появилось с нотами в сборнике «Современный псалмопевец» 1839 г. Мелодия там была обозначена как «из Генделя». Произошло это, скорее всего, ввиду некоторых сходств с двумя музыкальными фразами из «Мессии» Генделя («Lift up your heads», где первые четыре ноты – хотя и в другой тональности – соответствует началу; кроме того, несколько нот из «Comfort Ye, My People» соответствуют одной фразе в середине).
Наиболее вероятно, что подлинным автором мелодии был Лоуэлл Мейсон (Lowel Mason), известный в 19 в. американский музыкант-педагог, музыкальный издатель, который и сам иногда писал музыку церковных песнопений. Он нередко что-то заимствовал из классиков 18 - нач. 19 вв., но, с др. ст., предпочитал не подписывать свои произведения собственным именем (особенно, если в них были заимствованные элементы). К тому же, он же был издателем того сборника, в котором «Joy to the World» вышла впервые. Возможно,  в период создания этой мелодии Мейсон находился под впечатлением Генделя, и отдельные элементы творчества великого композитора нашли в ней отражение. А в ремарке «из Генделя» можно предположить проявление не назвавшим себя Мейсоном некоторой честности.
В англиканском обиходе мелодия идет под названием «Антиохия» (это обычная англиканская традиция – присваивать краткое название напеву). Оно дано Мейсоном  – возможно, потому что там христиане впервые стали именовать себя христианами.

Пётр Сахаров, Михаил Фатеев
 

Живое слово

Почему я люблю Россию...
В июне 1989 года, когда я работал в семинарии в Вероне, я посмотрел телепередачу из Москвы, в которой показывали, как президент Горбачев и его жена Раиса принимали кардинала Агостино Казароли, великого строителя "Восточной политики Ватикана". Встреча проходила в Большом театре в столице.
Наш диктор-итальянец обратил особое внимание на те почести, с которыми был встречен кардинал Святой Католической Церкви. Я был удивлен. В СССР началась Перестройка - это было волшебное слово, которое никто из профессоров Веронской семинарии не смог мне истолковать. И из глубины сердца пришло решение - отправиться в Россию, чтобы собственными глазами увидеть что же такое Перестройка. Когда окончились экзамены в семинарии, 2 июля 1989 года я вылетел в Москву, чтобы провести там летние каникулы.
Подробнее



Баннер