Опубликованное

Это глава из книги польского исследователя Болеслава Мухи "Rosjanie wobec katolicyzmu" - "Русские в католичестве" (Лодзь, 1989), посвященная Софье Петровне Свечиной, одной из самых ярких фигур в среде русских католиков XIX века.

"Над судьбой этой женщины,
как и над судьбой всех русских католиков...
нельзя не задуматься.
Россия вправе сожалеть,
что Свечина не была ей ничем полезна."
Д.Л. Мордовцев "Русские женщины нового времени" (1874)

"Эгерия католичества" - таким именем наделил эту необыкновенную русскую женщину польский публицист Владислав Мицкевич. В римской мифологии Эгерией звалась нимфа ручья, которая во время свиданий с императором Нумой Помпилием в священной дубовой роще давала ему советы, как править страной. В нарицательном смысле Эгерия - это вдохновительница, советчица, поверенная дум, духовная подвижница. Свечина имела славу почти святой, а после смерти говорили даже о ее канонизации. Вот почему она занимала особое место в среде русских католиков.

Осенью 1840 года, то есть в самый год кончины отца Димитрия Голицына в Америку приехала его родственница, католическая монахиня, Елизавета Голицына. На много лет моложе отца Димитрия, мать Елизавета Голицына родилась и провела свое детство в России, но монашество приняла во Франции. Она принимала деятельное участие во французской католической жизни тридцатых годов прошлого столетия и проживала во французских монастырях до того, как высадиться на американской земле. В Америке, как отцу Димитрию, ей было суждено умереть.
“Митрий” погребен в своем приходе Лоретто на восточном побережье Соединенных Штатов; мать Елизавета похоронена на юге Америки, на берегах Миссисипи. Судьбы этих двух представителей исторического рода Голицыных в Америке во многом отличаются друг от друга, но, быть может, в них мы найдем некоторое сходство и общие черты русского характера, в частности, готовность всецело отдать себя высшей цели.
Из биографии матери Елизаветы мы видим чуть ли не с ранней юности эти характерные черты.

Петр Дмитриевич Сахаров родился 25 января 1957 года в Москве, окончил театроведческий факультет ГИТИСа и аспирантуру Института востоковедения АН СССР; кандидат филологических наук, автор научных трудов по мифологии, религии, филологии и художественной культуре Южной Азии.
В настоящее время он занимается по преимуществу церковно-просветительской деятельностью и христианской публицистикой, переводческой и педагогической работой, участвует в работе литургической комиссии архиепархии Божией Матери, возглавляет католическую студию «Дар» на волнах Христианского церковно-общественного канала в Москве...

Этого священника, несмотря на его тихий образ жизни, в Москве знают все. Или - почти все, хотя о. Александр наверняка с этим тезисом не согласится. Но мы и не утверждали, что все с ним знакомы. Зато мы уверены, что каждый католик хотя бы раз в жизни держал в руках журнал "Истина и Жизнь" - одно из лучших общехристианских изданий на русском языке.

- Отец Александр, где Вы родились, росли, учились?
- Родился я в Москве 21 февраля 1942 г., вырос в обычной семье, никакой религиозной традиции в ней не было. Нас, детей, было трое, мама занималась, в основном, нашим воспитанием. Знаете, такое "нейтральное положение" в советском обществе - в партии никто из родственников не состоял, но и диссидентства не было. В общем, я рос, как все: ходил в школу, потом учился в университете - Институт восточных языков, изучал индийские языки.
- А почему именно языки народов Индии?
- В школе я занимался английским, вообще, из всех предметов языки были для меня ближе всего. Многие знакомые и родственники, с которыми я так или иначе советовался, считали, что идти на филфак или в иняз с каким-либо европейским языком бессмысленно - конкуренция, многие этим занимались, перспективы неопределенные... А восточные языки еще не настолько были "забиты" специалистами, одна моя родственница к тому моменту окончила МГИМО с японским, что до некоторой степени послужило примером. Я выбрал индийские языки как самые "нейтральные" - арабский или, скажем, вьетнамский, были уж слишком специфичны.

Душа не может жить без Бога, человек - без веры. И счастлив тот, кто с детских лет, с пеленок, с молоком матери узнает о Боге. Когда именно мать помогает постичь первую в жизни молитву и совершить первое крестное знамение. Маленький человечек живет с Богом, растет с Ним, чувствует Его присутствие и знает - это Бог. Но как быть другим, которые не знали, не видели, и им никто не говорил: "Вот он Бог! Открой Ему свое сердечко".
Мой путь к католичеству был долгим, полным ухабов и разочарований. Недомолвок и недопонимания. Никто не рассказывал мне о Боге. Да и какая речь может быть о Всевышнем, когда в стране процветал махровым цветом социализм и тебя готовили сначала в октябрят, потом в пионеров, потом в комсомол?

Живое слово

Почему я люблю Россию...

В июне 1989 года, когда я работал в семинарии в Вероне, я посмотрел телепередачу из Москвы, в которой показывали, как президент Горбачев и его жена Раиса принимали кардинала Агостино Казароли, великого строителя "Восточной политики Ватикана". Встреча проходила в Большом театре в столице.
Наш диктор-итальянец обратил особое внимание на те почести, с которыми был встречен кардинал Святой Католической Церкви. Я был удивлен. В СССР началась Перестройка - это было волшебное слово, которое никто из профессоров Веронской семинарии не смог мне истолковать. И из глубины сердца пришло решение - отправиться в Россию, чтобы собственными глазами увидеть что же такое Перестройка. Когда окончились экзамены в семинарии, 2 июля 1989 года я вылетел в Москву, чтобы провести там летние каникулы.
Подробнее...